Андрей Лукутин о педагогической экспертизе и электронных формах учебников

В соответствии с новым Порядком формирования федерального перечня к использованию могут быть рекомендованы учебники, получившие положительные заключения научной, педагогической и общественной экспертиз.
Лукутин Андрей Владимирович — учитель истории, президент общественной организации «Столичный учитель», «Учитель года Москвы-2004» рассказал об участии в педагогической экспертизе, оценил электронные формы учебников и отметил изменения, которые происходят сейчас в сфере образования.

Андрей Лукутин о педагогической экспертизе и электронных формах учебников— Вы входили в педагогическую экспертную комиссию и занимались экспертизой учебников. Расскажите об этой процедуре и механизмах работы с текстами, экспертными заключениями и учебниками.
-Так как я по специальности историк, обществовед, то я смотрел учебники по истории России и по обществознанию. Мне предоставили несколько учебников, которые нужно было проэкспертировать. Я рассматривал их не только с точки зрения учителя, который преподает по этим учебникам, но и со стороны эксперта, по тем критериям, которые были даны Министерством образования и науки Российской Федерации.

Сама работа состояла из тщательной вычитки текста. Каждый эксперт работает по-разному. Я, например, выделял карандашом слова, словосочетания, фразы, факты и делал закладки для того, чтобы потом все замечания и предложения записать в экспертное заключение. А оно довольно обширное.
Все экспертные заключения на учебники соответственно сравнивают и анализируют. В итоге выносится определенный вердикт. Бывают случаи, когда учебник не проходит проверку, так как его оценка не соответствует требованиям. В таком случае учебник не попадает в федеральный перечень.
Я, конечно, после экспертизы разговаривал со своими коллегами. Чаще всего мнение по учебникам, которым я давал отрицательную экспертизу, совпадало с мнением моих коллег. И обычно это были те учебники, которые мы и не используем на уроках.
— Кто еще занимается оценкой учебников?
— В этом году решением научно-методического совета МОН РФ проведение экспертизы отдали профильным организациям, имеющим на это право. Например, учебник по истории России будет рассматривать Российское историческое общество, и это правильно. Они смогут предоставить квалифицированных экспертов, которые компетентны не только в области истории как науки, но и в методике преподавания предмета в школе. Мне очень интересно посмотреть как на новые учебники, так и на доработку тех, по которым сейчас преподают учителя в российских школах, как они изменились в соответствии с историко-культурным стандартом.
— Сталкивались ли Вы с электронными версиями учебников?
— Не экспертировал, но в руках подержал, как говорят наши дети «поюзал». Могу сказать, что за электронными учебниками будущее. Я вообще люблю все эти электронные штуки, так как сам уже не читаю бумажные книжки. Для меня это удобно, комфортно, я понимаю, как с этим работать. А наши дети умеют в двести раз больше. Но если учитель начнет использовать электронную интерактивную версию учебника как печатную, то вся идея разлетится в пух и прах. Это как древнему племени дать в руки электронный микроскоп, а они будут им колоть орехи.
Понимаю, что не каждый учитель с 1 сентября 2015 года будет преподавать по электронным формам учебников. В Минобрнауки России четко определили, что право выбора преподавать по тем или иным носителям информации (электронным или бумажным) остается за учителем. В течение какого-то времени большинство учителей по всем предметам (а теперь электронные версии будут по всем предметам) освоят методику преподавания именно по электронной версии учебника.
Самое главное – чтобы экспертиза электронных учебников была такой же жёсткой, как и печатных. Я имею ввиду даже не содержание (оно должно совпадать с печатной версией), а навигацию. Нужна апробация, чем сейчас, например, активно занимаются в Москве. Не все получится сразу. У учителей будут претензии, они иногда объективны, но в первые годы будет очень много и субъективных. Поэтому важно организовать плавное, но настойчивое внедрение электронных версий учебников и системное обучение педагогов.
Сейчас все нацелено на то, чтобы ребенок умел ориентироваться в потоке информации: отсекать, искать, понимать и применять это на практике. Поэтому я за электронную версию. Надеюсь, что эта линия применения информационных ресурсов в образовании будет активно развиваться.
— Согласны ли Вы с последними изменениями в сфере образования?
— В последнее время я понимаю логику тех изменений, которые происходят в нашем образовании. Я могу что-то не принимать и критиковать, предлагать сделать иначе, даже спорить, но я понимаю, что без изменений, иногда кардинальных, следующий шаг будет сделать очень сложно. А делать его важно и нужно, иначе останемся далеко позади в развитии страны. Но сначала нужно выучить «дважды два четыре», а потом логарифм.
Например, очень долго обсуждали Федеральный государственный образовательный стандарт. Прошло четыре года с тех пор, как его ввели в начальной школе. Все, что было обещано, начиная от всевозможных нормативов, методичек, которые разрабатывали сопричастные организации по заказу Министерства образования и науки Российской федерации, внедрение информационных технологий до курсов повышения квалификации для учителей, семинаров и многого другого, привело к изменению подходов обучения детей. Безусловно, очень много зависело от принятия новых подходов и умелого руководства региональных властей.
У нас такая сложная и благородная работа – ежедневно передавать накопленный опыт будущему поколению. Чтобы знали, помнили, умели пользоваться, творили и старались не повторять ошибок. Мне кажется, в этом основная суть и принцип образования – обучение длиною в жизнь и не только в школьном здании. И сегодняшняя работа команды Минобрнауки России, я думаю, в большей части направлена на формирование этого принципа.

12